Московская область

ясно23 0С
Вт. 17 июля 08:54
  • 72.8
  • 62.26

«Мы хотим дышать»: репортаж с митинга в Волоколамске

Фото: Дмитрий Маширов

Мы не были в Волоколамске ночью, когда показатели сероводорода превышают норму в десятки раз, не ощущали тяжесть воздуха, не боялись за жизнь своего двухгодовалого ребенка. Олег Акимов боялся. И остальные жители Волоколамска тоже. Поэтому и пришли – в очередной раз – на главную площадь города, потому что митинги – это то, с помощью чего можно добиться решения проблем.

История противостояния жителей Волоколамска и свалки (кто-то из выступающих назвал это войной – и у нее уже есть своя хронология) началась намного раньше, чем об этом узнал весь мир. Небольшими сменяющими друг друга патрулями у свалки или почти всем городом на центральной площади, уже больше месяца они отстаивают своё право дышать чистым воздухом и понимать, что с ним не так, пойти в больницу и услышать правду, самим выбирать, кто и как будет управлять их районом. Опасное загрязнение воздуха как будто показало: социально-политическая атмосфера тоже требует экспертизы и очистки.

***

Протесты против полигона «Ядрово» усилились после 21 марта, когда в Волоколамске из-за очередного выброса ядовитого газа несколько десятков школьников обратились в больницу с жалобами на плохое самочувствие. Результатом ежедневных встреч протестующих жителей и местных властей стала отставка мэра Волоколамска – Евгения Гаврилова и назначение и. о. главы района Андрея Вихарева, обещание властей ввести ЧС в городе и рекультивировать зловонную свалку.

Проблема же, как это обычно бывает, глубже и назревает уже давно.

Бизнес

Мэр города Пётр Лазарев считает, что основная причина бесконтрольного роста мусорного полигона –продажа «Ядрово» в 2011 году в частные руки. Кроме свалки, частный владелец приобрёл и 30 гектар земли вокруг. Трафик мусора увеличился в несколько раз. Многие активисты, с которыми нам удалось поговорить, поддерживают эту точку зрения. Председатель СНТ Пряничкова Александра Семёновна (она первый раз выступает на митинге, времени сообщить «конкретные факты» ей катастрофически не хватает) отметила, что до покупки свалка никому не мешала и никакого запаха не было.

Действительно, в 2011 году структура владения полигоном «Ядрово» изменилась. Согласно данным «Новой газеты», теперь полигон только на 25% принадлежит муниципальным властям Волоколамского района, остальные 75% — фирме «ЦМПТ» из Москвы. Она же с 2013 года владеет и землей, на которой расположен полигон. Компания «ЦМПТ» принадлежит четырем владельцам: Александру Антоновичу, Алексею Волошину, Анне Конопко и Виктору Кошкину (у каждого по 25%).

Законодательство

«Мусорная реформа» — еще одна причина экологической катастрофы в Волоколамске – длится уже почти десятилетие. В 2011 году началась работа по изменению законодательства в области обращения с отходами. Тогда была введена РОП — расширенная ответственность производителя (последующая утилизация ими товаров в соответствии с нормативом). Но решить, куда будет поступать сумма РОП (около 300 млрд руб. в год): в госбюджет или в некоммерческую саморегулируемую организацию, объединяющую операторов в сфере обращения с отходами – в правительстве не смогли.

В 2014 году компромисс между полным саморегулированием отрасли и тотальным бюрократическим контролем сверху был найден. Был принят федеральный закон «Об отходах производства и потребления», оставляющий деньги от экологического сбора в бюджете, а регионах на конкурсной основе выбрать оператора по обращению с отходами. Кроме того, вводилось понятие «территориальные схемы», на которых должны быть указаны все объекты по сортировке, переработке и утилизации мусора. Между понятиями и практикой образовался разрыв, многое осталось непонятным и недоработанным. Но был взят однозначный курс на сокращение полигонов.

За последние пять лет в Подмосковье закрыли 24 полигона из 39. В этом году обещают рекультивировать несколько закрытых полигонов — «Каширский», «Быково» и «Электросталь». Мусора, конечно, меньше не стало – нагрузку распределили по оставшимся.  В том числе увеличились объемы для «Ядрово»: раньше свалка обслуживала только три района области: Волоколамский, Шаховской и Лотошинский, теперь – больше 12.   

Что делать?

За политическими и законодательными перипетиями, вопросами миллиардов рублей из госбюджета, необходимостью ответственности бизнеса перед обществом на второй план уходит главное — здоровье людей. Для них вопрос «что делать?» оказывается важнее, чем «кто виноват?».

Получить правильный диагноз. Групповой сеанс диагностики одна из активисток проводит прямо со сцены: «Волоколамцы, вас мучают головные боли?». «Да!» — скандирует в ответ толпа. «Слабость? -Да! — Повышение давления? Расстройства желудочно-кишечного тракта? Носовые кровотечения?» Жители эмоционально отзываются на каждый вопрос активистки. «Это все диагноз по МКБ — Отравление сероводородом, но вам ставят другие диагнозы».

Закрыть полигон и не открыть его второе тело. «Безоговорочно» — гласит резолюция митинга. Люди не принимают полумеры: отложить дегазацию до июня (контракт с голландской компанией уже заключен) – значит не решить проблему вовсе, ввести ЧС только на территории полигона, а не во всем городе – проявить малодушие. Даже респираторы оказались одноразовыми.

Отправить в отставку главу района. И.о. главы района Андрей Вихарев, «варяг», как его называют недовольные назначением «ставленника Воробьева» жители, слишком далек от проблем региона и должен быть уволен в связи с «утратой доверия». Которого, впрочем, и не было. Среди требований и отставка губернатора, Андрея Воробьева. Оба чиновника не пришли на митинг, чем вызвали новый поток недовольства жителей.

В чем, собственно, дело?

Выступающие на сцене говорят о разном. Для одних – например, для мэра и многих пришедших на митинг, в этом нет никакой политики. Вопрос действительно больше экзистенциальный: как дышать? Для других – на этом настаивал в частности Николай Дижур, депутат городского округа Чехов – политики в этом больше всего. Проблема с полигоном видится в свете фундаментальных проблем демократического режима и системы местного самоуправления. «Нам задают вопрос: куда везти мусор, если мы закроем полигон. Ответ лежит в политической плоскости: мы сделали выбор в 2013 году, проголосовав за губернатора Московской области, за Московскую областную думу, затем за Государственную думу. Мы выполнили свою гражданскую функцию, доверив им решение этого вопроса» — размышляет Дижур.

Это не последний митинг. Уже заявлен и согласован протест в Серпухове 14 апреля. Процесс формирования гражданского общества не остановить. Как сказал один из активистов: «Не бывает несанкционированных митингов. Это наше право – выйти мирно, без оружия, согласно Конституции». И в других городах, кроме Волоколамска, – Клину, Коломне, Сергиев Посаде, Серпухове – люди с готовностью отзываются на каждый призыв, на каждую просьбу, делят обязанности, выполняют мелкие и крупные задания – «для общего дела». Никто из них точно не знает, почему все происходит так, как происходит. Так просто нужно.

Добавьте «Вести Подмосковья» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня
Комментариев нет
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии