Выбрать муниципалитет

Вт. 15 июня 15:35

Подвиг танкиста Гудзя под Москвой

Один танк «Клим Ворошилов» сжег десять немецких машин

Командир-танкист стал в 1941 году одним из героев обороны Москвы. В начале декабря он возглавил экипаж единственного танка КВ, которому предстояло поддерживать наступление стрелковых частей на деревню Нефедьево (сейчас — городской округ Красногорск). Населенный пункт всего в 30 с небольшим километрах от Красной площади был занят немцами. Но дальше они не прошли, а с того боя началось наступление наших войск и на этом направлении. 

Танков тогда у Красной Армии было мало. И каждый — на вес золота. Их распределяли между пехотными частями. Танки поддерживали атаки и били из засад по врагу. Требовалась помощь и 258-му стрелковому полку, который получил задачу атаковать деревню Нефедьево. Пехоте выделили единственный оставшийся в строю тяжелый танк 89-го отдельного танкового батальона, которым поручили командовать лейтенанту, начальнику штаба батальона Павлу Гудзю. 

Атака планировалась на рассвете. Разведчики принесли неутешительные новости — в деревне много немецких танков. До двух десятков. Ночью Гудзь решил выдвинуться поближе к Нефедьево. По некоторым данным, чтобы скрыть передвижение КВ, было дано несколько артиллерийских залпов по немецким позициям. 

Утро экипаж встречал в 300 метрах от деревни. Двигатель заработал на полную мощность и танк рванулся в бой. Гудзь насчитал в Нефедьево и возле населенного пункта 18 немецких танков. Конечно, немецкие машины 1941 года были не чета нашему КВ — до будущих «Тигров» и «Пантер» было далеко, но немцев было слишком много... В основном танки стояли между избами и гитлеровцы явно не ждали наглой утренней атаки. Да еще и в исполнении одного-единственного танка. Приблизившись к деревне, Гудзь остановил КВ и стал методично расстреливать вражеские машины. Заспанные немцы бежали к танкам, но четырем экипажам уже не на чем было воевать. Четыре танка горели. Да и танкистам было невесело бегать по деревне — из КВ велся по ним пулеметный огонь. Расчет на фактор внезапности полностью сработал. Но вскоре снаряды застучали по крепкой броне КВ. Одно из попаданий в башню контузило практически весь экипаж, а наводчик потерял сознание. Его место заняли командир и вскоре в деревне горели уже восемь немецких танков. Гудзь решил двигаться дальше к деревне. На коротких остановках Гудзь подбил еще два танка и остальные стали пятиться вон из Нефедьево. После боя на броне КВ насчитали 29 следов от немецких болванок. 

Весь экипаж за этот героический бой представили к наградам. В 1943-1945 годах такой подвиг отметили бы Звездой Героя, но в 1941 году многих не отмечали даже медалями. Поэтому орден Ленина для Гудзя был очень высокой и действительно заслуженной наградой.

Павел Гудзь был уроженцем Каменец-Подольской области Украины. После гражданской войны семья уехала на Дальний Восток, где отец устроился грузчиком в порту. Там Павел закончил сельскую школу, а отец вскоре погиб в результате несчастного случая. Затем было культпросветучилище, после которого Гудзь уехал на Украину, в город Сатанов Хмельницкой области, работал в доме культуры и инспектором народного образования, вступил в партию большевиков. В 1939 году 20-летний коммунист подал документы в Саратовское танковое училище, где обучался на тяжелых танках. 

Войну лейтенант встречал подо Львовом в 4-м механизированном корпусе на танке КВ, куда прибыл за неделю до 22 июня. В первых боях Гудзь открыл свой счет уничтоженным немецким машинам, а один танк вывел из строя тараном. В ноябре новый танк КВ Павел получал уже под Москвой. Принял участие в параде 7 ноября на Красной площади. 

После ставшего легендарным боем в Нефедьево Гудзь получил звание старшего лейтенанта, а вскоре и капитана. Стал командиром танкового батальона. В ноябре 1942 года он уже майор и получает тяжелое ранение под Сталинградом. У него насчитали 8 ран и его отправили в госпиталь, отыскав в куче убитых. Думали, что он уже мертв. В мае 1943 года Гудзь возвращается в строй, а в октябре того же года провел на Украине свой последний бой. Возле Запорожья его танк был подбит. Трое из пяти членов экипажа погибли сразу. Остались Гудзь и механик-водитель. При этом у майора были повреждены ключица и рука, а к его танку подползали два «Тигра». Гудзь отрезал ножом висевшую на коже кисть руки, перемотал ее тряпьем, а затем подбил обе вражеские машины, которые глупо подставились, подумав, что в чадящем советском танке уже не может быть живых. 

Инвалидность не могла сломать героического танкиста. В апреле он вернулся на фронт с протезом руки. Теперь в качестве командира отдельного гвардейского танкового полка прорыва. Но уже через месяц встретивший его маршал Федоренко приказал ему отправиться слушателем командного факультета Военной Академии бронетанковых войск, которую Гудзь закончил с отличием уже после войны — в 1947 году. Всего с 1941 по 1943 год танкист уничтожил 18 немецких танков. В годы войны был награжден орденом Ленина, двумя орденами Боевого Красного Знамени, орденами Александра Невского, Красной Звезды, Отечественной войны I степени. 

В отставку Гудзь ушел только в 1989 году в звании генерал-полковника. Был членом президиума Совета ветеранов войны столицы, принял участие в 25 парадах на Красной площади. Скончался герой Битвы под Москвой 5 мая 2008 года в столице.

Добавьте «Вести Подмосковья» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня
Комментариев нет
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии