Выбрать муниципалитет

Сб. 26 сен. 15:34

Прощание с Легкоступовой. Могли ли певицу убить за ее гражданскую позицию?

«Быть вторым Михаилом Евдокимовым я не хочу!», — заявила артистка, увольняясь из администрации Феодосии в Крыму, где возглавляла отдел культуры
Фото: из открытого источника

В Москве на Троекуровском кладбище прощаются с Валентиной Легкоступовой. В траурный зал допускают коллег, поклонников, а вот прессу нет: таково было решение детей певицы. Сама артистка никаких распоряжений на этот счет не оставила – так как умирать не собиралась, ее гибель овеяна тайной. То ли упала в ванной, то ли была семейная ссора с мужем – Юрием Фирсовым,  с которым поженились и даже обвенчались всего за месяц до трагедии. 

При жизни исполнительницу журналисты не баловали вниманием. А критики обидно именовали «звездой одной песни» (имея ввиду хит конца 80-х «Ягода –малина») и «сбитым летчиком»... Что ее безусловно обижало. Примерно за три месяца до своей гибели женщина дала подробное интервью корреспонденту «Вести Подмосковья», в этой беседе предстает с совершенно неожиданной стороны. К слову, вступать в брак ни с Юрием Фирсовым, ни с кем бы то ни было другим Легкоступова на тот момент не собиралась...  

О любви к животным: Собаки всегда присутствовали в моей жизни. Были две овчарки, шарпей, но в силу покинули уже этот мир. Той-терьерчик Юлька живет с моей мамой в Крыму после смерти папы, моя любимка, Юлька, фантастическая совершенно. Будто душой чувствует твое состояние, и если тебе грустно, подойдет, начинает вылизывать, прижиматься ... Собаки – лучшее творение Бога на земле. Собаки – а не человек... Решила, что себе хочу американского булли – увидела на картинке и влюбилась. Булли, правда, оказался сложной породой, воспринимает семью как стаю, приходится применять всю строгость – собака должна осознать, что по иерархической лестнице идет после меня и сына.

- А муж — еще меньше в семейной иерархии? (я имела ввиду Алексея Григорьева, с которым певица состояла в браке 20 лет и родила сына Матвея)  

-  У нас сейчас такая семья: я и сын. Про мужа не хочу обсуждать, его в моей жизни больше нет. 

О своем Крымском детстве: У нас династия артистов. Папа, царство небесное, был музыкантом роскошным и композитором, писал классные песни. Мама исполнительница русских народных песен. Жили мы в Крыму.  Еще когда мама ходила беременной мною¸ цыганка подошла к ней и сказала, что у нее родится...звезда. Не люблю это слово, звезды на небе —  но цыганка произнесла именно его. Мама удивилась.

- Воспитывала вас со «звездным» прицелом?

- Совершенно нет. Она (к счастью, жива и здорова, живет в Феодосии) говорит так: «Есть профессии инженер, учитель, врач. А мы музыканты». Передо мной никогда не стоял вопрос, кем стать, я родилась певицей, внутренняя потребность петь – как дышать. Мне было полтора или два года, я зашла в переполненный автобус, сняла с себя шарфик и завела русскую народную: «Эх, Коля Николаша, где мы встретимся с тобой... !». И весь автобус стал аплодировать. Родители и все наши знакомые предвещали мне тогда известность и судьбу Людмилы Зыкиной, думали, буду народные песни петь. Собственно, любовь к народным песням у меня осталась по сей день.

О всесоюзном успехе: После исполнения песни «Ягода- малина» композитора Вячеслава Добрынина, она прозвучала в «новогоднем огоньке» в новогоднюю ночь с 1986 на 1987 год, началась бешеная популярность. Концерты — 120-130 в месяц, три-четыре сольных в день. В советское время за сольник платили 7 рублей  50 копеек. Я человек от природы бережливый, не растратчица, складывала деньги в банк... Но когда случился дефолт, то все мои сбережения сгорели. Да разве я одна такая? Мое поколение застало все перемены, которые происходили и происходят: кризис на кризисе, обман на обмане. Я родила дочь – ушла в декретный отпуск. Через восемь месяцев вернулась на сцену – а страна уже была другая, не СССР, а Россия. Распад Советского Союза считаю самой трагедией, которая только могла с нами всеми произойти. Я себя считаю человеком СССР.  Всю жизнь пахала, ездила на гастроли, все, что у меня есть, заработала своим горлом. Не спела ни одного концерта под фонограмму! Для меня сцена и микрофон – икона, святое.

Об опыте работы чиновницей после «Крымской весны» 2014 года в Феодосии: Более негативного опыта за всю жизнь я не видела. Сформирована абсолютно порочная вертикаль, которая позволяет разворовывать государственные деньги. Что совершенно недопустимо. Я пыталась воевать, писала во все вышестоящие инстанции. Писала, что городскую сцену на открытом воздухе, а она появилась за некоторое время до моего назначения, выстроили в нарушении всех правил безопасности, разворовав средства. Участники детских коллективов (танцевальные, музыкальные), выходя выступать, разбивали ноги в кровь на этой сцене, а любой порыв метра мог обрушить ее и погубить людей. Не должно быть такого. Я писала жалобы, но толку было мало. Во вверенном мне отделе нашла столько нарушений! Мне пришлось сменить всех бухгалтеров — взять честных людей вместо откровенного ворья. На меня писали в прокуратуру, приходили проверки – нарушений не находили, ко мне не к чему подкопаться!

- Со скандалом уходили?

- Нет. Просто написала заявление об уходе. Я понимаю, что это система. Опыт Михаила Евдокимова (юмориста и губернатора Алтайского края, погибшего в автокатастрофе, но некоторые считают, что авария была подстроена его политическими врагами – авт.) повторять не хочу. Что бы я ни делала, как бы не кричала, даже если бы вышла на красную площадь, облила бы себя бензином и сделала из себя факел, это бы ничто не изменило. Абсолютно ничего.  Но если будешь вмешиваться в эту систему, тебя просто уберут, устранят физически. А мне надо еще помогать моей маме, которая получает 7 тысяч пенсию, и поднимать сына, он еще не стоит на ногах. Поэтому мне легче закрыть рот и уйти в сторону.

Однако, знаете, что я заметила –   после работы в администрации у меня другие глаза стали. Выражение глаз другое. Всегда была солнцем — море эмоций и заряд позитива. А теперь глаз не узнаю своих. Даже на фотографиях другие глаза.

О том, что не верит больше в любовь:

- Вы сказали – «верю в дружбу, но не верю в любовь» – почему?

- (плачет) Вы не в самое удачное время у меня берете интервью. У меня период глубокой депрессии, глубочайшей... Пытаюсь сама с собой справиться. Я же очень сильный человек и стараюсь выйти из депрессии – прогулками, самовнушением.. Просто у меня сейчас такой период жизни, состояние не очень хорошее. Сама себя не узнаю.

От редакции: По мнению психологов, в таком состоянии женщины становятся легкой мишенью для так называемых брачных аферистов. Или все-таки Валентину убрали? Был ли в ее квартире, в роковую ночь, кроме нее и нетрезвого Фирсова кто-то третий? На эти вопросы ответов пока нет.   

Комментариев нет
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии