Выбрать муниципалитет

Сб. 19 сен. 22:19

В погоне за медийным успехом: как хайп внес коррективы в профессию адвоката

Как адвокаты ставят собственный PR на поток
Фото: Екатерина Ошкина / Вести Подмосковья

Последние дни в СМИ все чаще обращают внимание на тенденцию самопиара адвокатов. Для судебного защитника находиться в центре журналистского внимания – норма. И наоборот – поддерживать через СМИ свою линию защиты считается даже странным. При этом даже профессиональные адвокаты, которые ограничиваются лишь процессуальными механизмами, часто недооценивают помощь публичной огласки процесса. С другой стороны есть немало примеров, когда адвокаты полагают, что один только PR и поможет спасти клиента. Ну а если шумиха не помогла, то все равно публичные выступления по делу они кладут в свой «медийный портфель». В их стратегии главное — хайп. Чем больше шума и информации об адвокате в СМИ, тем проще ему убедить новых клиентов в своих компетенциях и необходимости «решить проблемы», используя прессу. Наше издание решило разобраться в проблеме на примере адвоката Екатерины Духиной.

@katerin_the_dukhina / Instagram

Кейсы Духиной можно считать уникальным примером в части медийного сопровождения своих дел. При этом, судя по результатам, выигрыш процесса совершенно не ставится как первоочередная задача.

Когда Духина была начинающим адвокатом, ей посчастливилось представлять интересы Федеральной таможенной службы в громком процессе против Bank of New York (BoNY). Конфликт имеет глубокие корни — расследование началось по инициативе американских правоохранителей после похищения и последующего выкупа предпринимателя Эдуарда Олевинского в 1998 году. Тогда ФБР США решило отследить путь 300 тысяч долларов, за которые выкупили Олевинского. Ниточка привела следователей к Bank of New York, которым через офшорные компании руководил выходец из России Питер Берлин. Уже в следующем году New York Times и Newsweek рассказали на своих страницах о том, что через банк с российскими корнями было отмыто более $10 млрд. Все отмывочные счета были зарегистрированы на компанию Benex, которая, в свою очередь, принадлежала лидеру солнцевской группировки Семену Могилевичу. Американские спецслужбы заявляли, что деньги имеют российское происхождение. В том же 1999-м Генеральная прокуратура поручила российским правоохранителям разобраться с обстоятельствами дела.

После длительного расследования в 2007-году ФТС России подала иск к Bank of New York на $22 млрд. Именно в этом деле Духина и стала представлять интересы ФТС. Однако деньги в бюджет вернуть не удалось и в итоге юристам пришлось подписать мировое соглашение и отказ от взаимных претензий между ФТС и BoNY. Бюджет так и не увидел потерянных миллиардов.

Несмотря на столь неутешительное соглашение для российской стороны Духина получила известность на этом процессе и продолжила выступать в международных делах. Следующим стало разбирательство сотрудника российского подразделения Deutcshe Bank Тима Уисвелла, которого обвинили в «зеркальных» сделках с бумагами банка. Правда снова добиться желаемого клиенту Духиной не удалось. Уисвелл пытался опротестовать свое увольнение, подал иск. Его адвокатом была Духина. В итоге ее подзащитный добиться компенсаций за увольнение не смог и отозвал иск к банку. Но все эти дела работали на Духину, поскольку широко освещались в прессе. Адвокат оставалась верна себе, постоянно подогревая интерес к делу с помощь комментариев как в российские, так и зарубежные СМИ.

Еще одним из последних громких кейсов Духиной было дело об обвинении гражданки России Марии Лазаревой. Суд Кувейта осудил ее на 15 лет за отмывание средств инвесторов Портового фонда и хищение бюджетных средств при создании стратегии развития логистического хаба. Добиться освобождения Лазаревой не удалось, зато Духина получила благодаря этому упоминания в ведущих российских СМИ. Юрист решила добавить щепоть политики в ситуацию, уверяя, что причиной неудачи стало российское гражданство Лазаревой.

Несмотря на ярко выраженный экономический бэкграунд Духиной, сама она позиционирует себя как специалиста по бракоразводным процессам. В СМИ можно найти десятки статей, где ее представляют именно так. Духина активно рассказывает, как можно избежать трудностей при разводе и в чем специфика этих конфликтов в судах. В интервью на телевидении адвокат рассуждает на отвлеченные темы, опосредованно связанные с бракоразводными процессами, и рассказывает, как построить счастливый брак. Достаточно набрать поисковый запрос «Бракоразводный юрист Екатерина Духина» — и может сложиться впечатления, что она действительно является опытным специалистом в этом направлении. Но это только впечатление.

Факты говорят другое. Согласно картотеке судебных дел, Духина за всю свою практику вела всего лишь два бракоразводных процесса. Оба в Москве. Не много, зато создать видимость глубокой погруженности в тему ей удалось. Тут стоит оговориться, что Духина не стесняется использовать и совершенно притянутые темы для своего public relations. Так, 3 июня в своем Instagram она выложила фото вида из собственной квартиры с очередным постом, который собирает отметки «Нравится» от ее 130 000 подписчиков. Окна квартиры выходят на дом, где 27 июня погиб генеральный директор строительной девелоперской группы компаний «Пионер» Андрей Грудин, оставив предсмертную записку с просьбой никого не винить в собственной смерти. «Ведомости» писали, что друзья предпринимателя не верят в версию о самоубийстве. Следователи еще не завершили доследственную проверку по факту бизнесмена, но, несмотря на это, медийный адвокат Духина уже успела выложить пост о том, что девелоперский и строительный бизнес в России — дело экстремально рискованное. Причина этого, считает Духина, кроется в несовершенстве российского законодательства, которое бьет по добросовестным участникам бизнеса.

И здесь, в отличие от комментариев по бракоразводным процессам, стоит прислушаться. Духина не понаслышке знает как устроен строительный бизнес. Дело в том, что ее покойный дедушка был заслуженным строителем, начальником военно-строительного управления РСФСР и командиром войсковой части № 43038 (строительное управление армии СССР, сейчас ВСУ).

В своем Instagram Духина цитировала своего дедушку, который говорил «Катенька, не ссорься только с нашим президентом, остальное я решу...». 

Теперь Духина решает вопросы иначе. Частое упоминание в СМИ работает на ее имидж и медийность, а эти вещи выгодны и прямо пропорциональны с монетизацией, однако совершенно не гарантируют результата необходимого клиенту.

Удивительно, но у Духиной нашелся близкий человек, способный дать советы по продвижению в прессе. Это ее супруг. На мужа Екатерины Духиной обратило внимание издание «Версия». Журналисты писали, что муж адвоката — известный в Москве пиарщик, один из учредителей коммуникационного агентства PROGRESS Анатолий Верещагин.

Впрочем, после того, как журналисты обратили внимание на тандем адвоката и пиарщика, Духина сперва начала писать посты о том, что кто-то заказал атаку на неё, но после сменила тактику и вместе с мужем стала рассказывать о важности PR в адвокатской практике.

Все используемые юристами пиар-ходы без сомнения работают на благо самих игроков. Клиентам же необходимо помнить, что подсвечивание судебных процессов в медиаресурсах может оказаться как эффективным для решения их вопроса, так и нет. А при неблагоприятном сценарии может и ударить по ним, так как фактически в этой ситуации они — лишь разменная монета совсем в другой игре.

И адвокат умеющий пиарить себя все равно останется в выигрыше. Стоит понимать, что цена на такого адвоката зачастую дороже, чем на настоящего профессионала. Однако вне зависимости от того сядет клиент или нет — хайп будет.  Это пиар за ваши деньги  на вашей беде.

Комментариев нет
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии