Выбрать муниципалитет

Пт. 23 апр. 01:57

Жег немецкие танки на Бородинском поле

Дальневосточник остался без руки, но немцев к Москве не пустил

В середине октября подразделения 32-й стрелковой дивизии прибыли из Сибири и заняли оборонительные позиции на Можайской линии обороны. Расчет в 76-миллиметрового орудия, в котором служил наводчиком 19-летний Федор Чихман расположился на легендарном Бородинском поле/ Здесь артиллеристам предстояло принять бой с немецкими захватчиками.

В результате кровопролитных боев немцы прорвали оборону дивизии у деревень Ельня и Рогачево Можайского района. 17 октября 1941 года танки дивизии СС «Дас Райх» и 10-й танковой дивизии вермахта гордо выкатились на Бородинское поле. Лицезрея памятники героям войны 1812 года, фашисты взяли курс дальше на восток. Но и на самом поле их ждали сюрпризы. Один за другим загорались немецкие танки под точными выстрелами орудий дальневосточников. Но и наши войска несли тяжелые потери. На четыре орудия батареи, где служил Чихман вышло сразу десять немецких танков. Завязался бой и вот все наши пушки, кроме одной, разбиты. А немецких танков еще осталось четыре и они готовы отомстить за своих сгоревших коллег. Чихман остался у орудия один. Один живой из всей батареи... Сам принес снаряд, сам зарядил, привычно навел... Выстрел — и первый танк запылал. Затем Чихман подбивает еще одного противника. В поединке с другой машиной обе стороны выстрелили одновременно. Еще один танк горит. Орудие цело. А вот Федор — не совсем. Взрывом снаряда ему оторвало правую руку. В четвертом танке видят окровавленного и однорукого солдата. Немцы уже не торопятся и едут прямо на орудие. Но Федор нашел в себе силы и рванул шнур на себя оставшейся рукой. И вот горит на Бородинском поле четвертый немецкий танк, подбитый Чихманом. 

В шоке истекающий кровью боец побрел прочь от передовой и вскоре потерял сознание. Его подобрали солдаты другой части, перевязали и доставили в госпиталь. Бой Чихмана с танками видели с командного пункта дивизии и сам комдив Полосухин справился о здоровье бойца. Но в дивизионный медсанбат Чихман не поступал и все решили, что он погиб или умер от ран. Но он выжил, подлечился в госпитале и отправился в родной Благовещенск с пенсионной книжкой. 
Посидев дома, он снова стал проситься на фронт. Его из военкомата буквально выгоняли — куда с одной рукой-то? Но Чихман просился в любую часть, где мог бы приносить пользу и в итоге добился своего. Его зачислили механиком в автомобильный батальон.
Не зная имени и фамилии, а также судьбы Чихмана, поэт Сергей Васильев написал поэму «Москва за нами», где Федор стал одним из главных действующих лиц под именем наводчика Отрады:

У нашего наводчика Отрады
Уносит руку дикий вихрь снаряда.
Но он стоит, весь кровью залитой,  
Стоит безрукий, с помутневшим взглядом
И левой дёргает упавший шнур витой.

Полосухин погиб в феврале 1942 года, но факт подвига Чихмана успели зафиксировать. Потом выяснилось, что герой жив. За свой подвиг он был награжден орденом Ленина. До конца войны Чихман служил на Дальнем Востоке. Научился водить машину одной левой, воевал с японцами. 

В ноябре 1945 года его демобилизовали. Вернулся в Благовещенск, где учился и работал. Умер Чихман в 1981 году, немного не дожив до 60-летнего юбилея.

Однажды к нему домой приезжал генерал армии Дмитрий Лелюшенко, который в те октябрьские дни 1941 года командовал 5-й армией. В нее входила и дивизия Чихмана. Лелюшенко благодарил мать героя за его воспитание. А Федор Чихман лишь произнес: «Ну что вы, товарищ генерал. Обыкновенный я солдат...».

Добавьте «Вести Подмосковья» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня
Комментариев нет
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии